Банк ошибся и был наказан судом

Не секрет, что в системе взаимоотношений банка и клиента, банк, как правило, является сильной стороной. Мы все потребители банковских услуг.

У нас есть банковский счет («хэшбон овэр вашав»), мы посредством банка получаем ипотечную ссуду и “теудат закаут”, когда покупаем квартиру, берем банковский займ, осуществляем оплату коммунальных услуг, открываем сберегательные программы и многое-многое другое.

Наши отношения с банком строятся на вере в то, что банк это солидная организация, которая постоянно регулируется как специально созданными для этой цели регуляторами, так и Госбанком Израиля, Госконтролерем и, в первую очередь, Кнесетом.

При этом мы как то забываем, что любой банк в Израиле – это коммерческая организация, цель которой приносить ее владельцам (или держателям акций) прибыль.

И для этой цели банки постоянно внушают нам, что они всегда правы, что все, что они делают – они делают по закону, по инструкциям и на основании банковского опыта.

Так ли это на самом деле? Практика показывает, что есть немало судебных решений, в которых банк признан нарушителем тех самых инструкций и правил, под которыми подписывается клиент банка и сам банк в лице своих служащих.

Примером этому является решение тель-авивского окружного суда, которым был признан недействительным договор банковской ссуды, подписанный семейной парой репатриантов из России.

Суть выигранного ими дела в том, что банк использовал полученные этой парой деньги не на цели, для которой они были взяты, а по своему усмотрению, в частности, для покрытия ранее взятых ссуд.

Обо всем по порядку. Муж и жена взяли дополнительную машканту для увеличения кредитных рамок («мисгерет-ашрай», или «разрешенный минус»), чтобы гарантировать возврат ранее взятой целевой ссуды. Причем муж подписался у начальника отделения банка, а жена у одной из служащих. Однако, эта целевая ссуда не была использована, так как банк не разрешил увеличение “минуса”.

Но поскольку деньги целевой машканты были на счету, то банк использовал их для покрытия других долгосрочных долгов.

На самом деле банк поступил вполне законно, поскольку оговорил в договоре свое право использования денег «машканты» как залога, для покрытия всех долгов своих клиентов. Банк только “забыл”разъяснить это своим клиентам, которые, по совету опытного адвоката, подали иск против банка и выиграли его.

Суд постановил, что банк нарушил закон тем, что не довел до сведения своих клиентов связь между машкантой, как залогом всех долгов на день подписания договора, а также не предостерег своих клиентов о высокой степени риска при заключении договора о машканте.

Судья подверг критике и слова начальника отделения банка, который на вопрос “как клиент, берущий машканту, мог понять что это, в сущности, залог обеспечения всех его сделок?” , ответил, что “ это само собой разумеется ”. Судья постановил, что не существует такого понятия в банковском деле, а если есть, то оно должно исчезнуть из банковского лексикона.

И, чтобы это было правильно понято всеми, судья аннулировал договор о машканте и обязал банк выплатить истцам судебные издержки и гонорар адвоката в сумме 30 000 шекелей.

Этот случай показал, что, во-первых, банки ошибаются и их тоже можно наказать, а во-вторых, что во всех сделках (и не только с банками), могущих иметь критические последствия, обязан быть контроль специалиста, например, адвоката. Это обеспечивает не только правильность и законность, но гарантирует от ошибок, которые совершаются по незнанию или по халатности.
Не нужно забывать, что если бы банк, в лице своих служащих, не нарушил бы закон, то, возможно, 30 000 шекелей надо было бы выплатить истцам.

Только опытный адвокат может предостеречь от неправильных сделок, а если они уже, к сожалению, совершены, выйти из них с минимальными потерями.

Рубрики